28.11.2016      91      0
 

Стихи прошлого века – 4


ПОЭМА О БУХГАЛТЕРСКОЙ РАБОТЕ

Работа бывает разной:

Из болота тянуть бегемота,

Из пруда вылавливать рыбку,

У врагов выуживать что-то,

Но главный принцип работы:

Совмещать рыбалку с охотой.

Я сижу занимаюсь делом,

Делом, которому – время.

Время, которое – деньги,

Деньги, любимые всеми, –

 Считаю – сколько я стою,

Бесово племя!

Рефлексия машины

Но сложноподчиненной

Тому, кто её придумал,

А к ней в довесок законы.

Закон для этого места –

Не допустить урона.

Окончание света

Чаще бывает нежданно,

Но гаданно на кофейной

Гуще бухгалтерских данных

Между черствою булкой

И небесною манной, –

Как приход ревизора.

Счастье – непостоянно –

Философия эго

И пустого кармана.

В нормах на спецодежду

Не хватает нагана

Для бухгалтерской крысы

С потонувшего судна

Не успевшей убраться.

Проигравших – не судят –

Им не платят получку.

Это вынести трудно.

Господи, как здесь скучно.

Время – плести интриги,

Путать доки и цифры,

Слушать стоны и крики.

Я лжепринцесса Отчета

И Бухгалтерской Книги!

А до гудка осталось

Несколько поколений

Облаков за окошком.

Солнечное сплетение

Неба – прикрылось ими,

как париками Ленин.

Если серьезно, так ведь

Я – постоянный пленник,

Пленник непостоянства,

И постоянной лени,

И навязчивой мысли

Сжечь все, к едрене фене.

Сколько вокруг предметов,

Чтобы найти занятье,

Даже одушевленных,

Даже одетых в платье, –

Это коллеги. Буду

Мнение формировать я

В обществе, что бухгалтер

И поэт – это братья,

А точней – совладельцы

В плане общего счастья

Но с условьем: поэта –

не допускать до власти!

4081398

***

В последние дни лета

звереют мухи,

и ветер в приятным воем

собаки Баскервилей

рыскает возле дома.

Когда не в духе,

я чахну над златом

и сочиняю пасквили: 

paskvil-v-otmestku_a
1. Если ночью бродить по городу,

покрываясь лунным загаром,

увидишь, как злые кролики

поедают цветы на клумбах.

И как дождевые черви –

дети древней змеи,

гипнотизируют тучи,

просят живой воды.

И кажется, город знает,

что я всё это вижу,

и открывает мне самые

бесполезные тайны.

И я начинаю чуять

как львы беснуются в клетках,

как по подземным рекам

плывут косяками кошмары,

которые снятся спящим,

с паузами на рекламу.

Как в библиотеках крысы

заново пишут книги

по истории мира,

и судьбы политзаключенных.

Я вижу огонь роддома

фиолетовый-ультра,

на котором готовят

блюда-деликатесы –

детей, что рождают ночью

красавицы для чудовищ.

И куда ни посмотришь –

чудеса и сомненья,

одни лишь милиционеры

на страже здравого смысла

в засаде и с портупеей.

И конечно, дорога,

приведет меня к дому,

он упадет мне в ноги,

пустит меня на крышу,

и расскажет мне сплетни

о доме напротив…

full-moon-cityscapes-clouds-lanterns-moonlight-1152x864-wallpaper

2. Выйдет белая ночь, как пьяный,

Расплескавший пол-головы.

Выйдут ежики из тумана

По разлитой зелёнке травы.

Выйдет Дракула в рваном ватнике,

Озирая угодья крыш.

В изголовье моей кровати

Запорхает летучая мышь.

Но меня там не обнаружишь –

Ни в бинокль, ни в микроскоп,

Я сбежала из гетто подушек.

Голодайте, комар и клоп!

Но как только их всех обманешь,

Как окажется там, вдали,

Вышел месяц с ножом в кармане…

Все равно придется галить!

376

 

***

То ли с южного моря,

То ли с соседней крыши

В спальню вернулся ветер

И привел комара.

___

И ПРИШЕЛ КОМАР!

Звонкий такой Гаврила

С тонкой душой и клювом,

С душещипательной песней

Одинокого кровососа…

Сколько уж поколений

Твоих голосистых предков

Со мной проводили ночи!

Какие уж “групповухи”

Видели эти стены!

Где теперь те комары?!!

Ах, твоя песнь спета,

Трагический мой тенор!

Ах, комару – комарье,

Шлепну тебя и бай-бай!

А хочешь, мой бестолковый,

По правилам гостеприимства,

Где первый удар – мимо, –

Я расскажу тебе сказку:

Жил-был комар Икар,

Не простой был комар, с фантазией.

И однажды пришел миг

Его лебединой песни,

Он пустился в далекий путь –

Полетел укусить Солнце,

Но не перенес дороги…

От тебя хотя бы останется

Микро-мокрое место,

А он сгорел на работе

В верхних слоях атмосферы.

И стал комаром-легендой.

Отсюда, мораль:

Братцы!

Давайте не есть друг друга!

Положим конец привычке

Неправильного питания!!!

(К ТОМУ ЖЕ – НА НОЧЬ!…)

mosquito-borne-diseases

МОЕЙ ДОЧЕРИ МАЙЕ

Полетай ещё, моя бедная Майя.

В меня начинают влюбляться

дети друзей и собаки,

 я пишу уравнения и играю

с будущим в прятки.

А завтра,

если ты выйдешь ко мне

из большого тумана

с парой бабочек на плече

и шрамом на сердце, –

 я покажу тебе палец

и ты засмеёшься.

Мне придется брести по воде

на другой – неведомый берег,

 продавать свой мозг,

 чтоб купить тебе яблок.

А ты будешь петь мне

голосом птичек

и забрасывать голову в небо –

чтоб не видеть кровь

на своих руках,

 моя бедная Майя.

dusha-v-kletke

Артюру Рембо

(“Пьяному Кораблю”)

Я проснулась от счастья.

Отрезанная голова

моей прошлой жизни

висела в углу – луною –

освещая мою улыбку,

 как желтая пресса.

В самом мудром зубе,

 в дупле, как сова,

я бросаю богатства,

добытые мною,

будто скальпы врагов

с чуждыми интересами.

Моё новое солнце

уплывает. С утра –

кровь с молоком

зачерпывая горстями,

 умываюсь, одеваюсь,

 как на разведку.

И лечу на метле,

 догоняя пьяный корабль,

позабыв о друзьях,

 которые сыты страстями,

 что качаются

яблоками на ветках.

Я гонюсь за безумцем,

 желая сравнить состав

неизвестного яда,

 что поёт в наших жилах.

Я спешу за подкидышем

– сверить породы –

его и мою. Убедиться,

 и пролистав

корабельные записи,

 плыть вдвоём, – сложив,

как две части плана –

воспоминанья

о нашей родине.

img

***

Я выслеживала ветер, своё одиночество,

прячась меж телами камней.

Мне нравились

странные знаки на крыльях бабочек,

гибкие иероглифы тени.

Я встретила свою смерть –

женщину, меняющую лики.

Она была жестокой и нежной,

её волосы пахли грозой.

Я променяла своё детство

на несколько часов с ней.

На линиях, поросших травой,

на теплых ладонях земли,

я была счастлива

стать для неё хоть кем-то, –

маленькой девочкой,

скинувшей старую кожу,

которую она забрала,

 когда уходила.

Её вкус остывал на моих губах.

Я уснула, чтоб не заплакать.

Боль была горьким шоколадом,

тающим в кармане.

Во сне я хотела быть ею.

Она моя единственная любовь.

05a47

Читайте продолжение Стихи прошлого века. Часть 5


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности