26.11.2016      195      0
 

Стихи прошлого века – 2


***

Колючий

Шел снег на мой старый замок

Из тучи

С заплаканными глазами.

На стенах

Портреты устало зевали,

 И вены,

Как пьяные, танцевали,

Под бритвой

Их остро-отточенных взглядов.

В молитве

Безмолвной застывшего сада –

Лишь стоны

уставших от жизни растений.

В поклоне

Согнулись живучие тени

Свечами

Рожденные осторожно.

Сначала

Казалось – не так уже сложно

Здесь выжить,

 И даже не спать ночами

Поближе

К отцовским мечам и чаю.

Но слуги

Пугались волков одиноких.

И вьюга,

Затаптывая дороги

По голой

Округе поля душила.

И холод,

Как яд, растворялся в жилах.

И мысли,

По капле – точили душу.

И смысла

Не стало бред ветра слушать.

И было

Как гимн бессилью, желание:

Забывшись,

 Отдаться на поруганье.

zamok-les-los-sneg-zima

***

Начинается снег.

Я сижу у окна –

неподвижная кукла

с живыми глазами.

Очарована миром

и снова одна:

никого не хочу,

никого не спасаю.

Я насытилась вдоволь

любовью, людьми.

умирать ещё рано

и лень что-то делать.

Но открыты глаза,

и увиденный мир

обольщает и дразнит

уставшее тело.

Отвернувшись,

я сделаю пару шагов,

брошу трав в кипяток

и предамся горячке,

 и вобрав в себя запах

засохших цветов,

 в телефонную трубку

свиданье назначу.

Но ничто не изменится.

Холод. Зима.

Притворившись

голодной бездомной собакой,

 я завою,

чтоб ветер меня изгибал

восклицательный знак –

 вопросительным знаком.

5290959636_32bccf6796_b

***

Уже полжизни, как – зима,

 И город мертв наполовину.

Успеет ветер доломать

Сухие столбики травинок.

До окончанья – далеко,

На середине – неуютно.

И по расцветке за окном

Не скажешь – вечер или утро.

Здесь очень холодно. И жить

Должна на месте, что нагрела,

Смотря, как бешено кружит

Орава Снежной Королевы

Неподалеку от меня.

И городе тонет в снежных волнах.

Хотела главное понять

Но даже не могу запомнить…

1248981

Илончику

1.  Мы покинули север –

бежим от цыбулек и бульб,

где шаманские песни

на ужин поют сковородки,

где блистательно сало,

и спят при дворе музыканты,

а шуты вырастают до неба,

где кофейны брега

у любого проклятого утра

и молочные реки сгущены.

Где пугливы врачи,

как шестёрки, хранящие тайну

своего главаря Гиппократа,

что велит им носить

пару скальпелей за голенищем

и немалую клизму в кармане,

и сражаться с такими как мы

не на жизнь, а на совесть,

отправляя по месту прописки…

Где сияние севера

оседает на крышах домов,

в разноцветных сосульках,

похожих на верхние зубы

существа, что сожрало людей.

Где “Студенческий” не

помогает при ограблении

контролером в би-би…

1359221420_original

2. Мы бежали домой.

Север ласково дул нам в затылки,

и горели помойки

во всех городах,

по которым мы проезжали.

Не хотелось моргать –

посекундно менялись картины

гениального неба.

И автобус то разгонялся

и таранил закатное солнце, то взлетал, догоняя ворон,

то едва волочился на брюхе,

засыпая среди пассажиров.

Начинало темнеть.

Выбегали из леса березы

и бросались на окна,

и кусали в колеса автобус,

и стирали на номере цифры.

Я уже начинала скучать по гитарам, по кофе.

И храпела белесая баба

в параллельном ряду.

81c099as-960

3. Оказалось, я сплю,

мы стоим среди белого поля,

по проходу гуляет старуха –

продавец пирожков

с ароматом машинного масла,

впереди – ни дороги, ни мыслей,

ни рукой, ни подать.

И я чувствую, что

мне придется возглавить автобус,

и сидеть, как уродливый идол

на носу корабля,

и оскаливать острые зубы,

и замахивать руку со шприцем

на врагов и туманы…

И тогда я срываю обертку

с твоего неземного лица

и смотрю в пустоту, понимая –

это просто играет ребенок

у тебя в животе.

oboik-ru_40802

oboik-ru_40802

***

Так появляется тоска

И начинается разлука.

Как будто дрожь… издалека…

До вспышки, до толчка, до звука, –

Тень будущего… без тебя…

Ты оттолкнешься от ступенек,

Чужая – с головы до пят,

В других запутаешься тенях

И растворишься в темноте…

Меня ж отбросит эхом гулким

Туда, в февральскую метель,

И закачает в переулках,

Как будто в волнах февраля.

Но ненадолго. Ненадолго.

Собаки лают и скулят.

И отличаются от волка.

wolf-and-owl-staring-contest-2048x1152-wallpaper

Зимнее, предутреннее

Это Родина. Я только теперь понимаю, –

Насколько я связана с нею.

Картина, которую со стены не снимаю.

Веревка, обмотанная вокруг шеи.

Это Родина. Это палитра чувств

От восторга до отвращения.

Но начинается снег – вид русского искусства,

Утро снега – прощения и превращения.

Неподвижность. Но лес стал и больше, и мягче.

Тишина. И кошачья порода ветра

Загоняет белые хлопья как мячик

Белым елкам под нижние ветки.

Я же чувствую странные нежность и гордость,

Застыв средь красот этой дикой планеты.

Но по соседству с лесом, просыпается город,

Проспавший чудо, длившееся до рассвета.

Из домов выбегают белоголовые дети,

 И начинают игру в “кованные цепи”.

Их игры могут длиться столетия

Средь этого снежного великолепия.

И все просто и ясно, я еду с горки

И с горы своих лет, замедляясь на поворотах.

Ощущая во рту любимый и горький

Вкус своей зимней Родины…

140259

Читайте продолжение Стихи прошлого века. Часть 3

Если вам понравился этот пост, можно поделиться им с друзьями в социальных сетях.

Также у вас есть возможность оставить комментарий.   


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности